Александр Невский
 

Крылья и улусы

В военно-административном отношении Монгольская империя состояла из крыльев и улусов. Улусная система уже столь часто анализировалась историками, что я решил не выделять для нее специального раздела в книге, но остановиться на категории более высокого порядка — крыле, состоящем из нескольких улусов.

Как уже говорилось, Монгольское государство делилось на центр и крылья — правое (барунгар) и левое (джунгар) при формальном старшинстве восточных (левых) ханов над западными (правыми). Теперь поставим вопрос: ранг какого из крыльев у монголов считался выше? Обратимся к мнению авторитетных авторов. Абулгази: «По понятиям монголов, левая сторона почетнее правой, потому что сердце есть царь в государстве тела, а сердце бог устроил на левом боку»1. Пэн Дая: «Самым почетным считается центр, за ним идет правая [сторона], а левая [сторона] считается еще ниже»2. Между данными констатациями нет противоречия. Для монголов и некоторых тюркских народов традиционной была южная ориентировка, при которой восток оказывается слева, а запад — справа; у китайцев же, ориентировавшихся на север, наоборот — справа восток, слева запад3. Значит, более высокий статус — у джунгара. Но был еще и центр.

Центр и крылья в Монголии в начале XIII в.

По словам Рашид ад-Дина, центр (гол, или кул) — это личная «тысяча» Чингис-хана под командованием его приемного сына Чагана. Причем «тысяча» не условная, как подобные подразделения в туменах, а реальная: она «не должна превышать тысячу человек»4. Персидский хронист говорит о сугубо военном формировании, привилегированном корпусе. Но понятие центра не ограничивалось обозначением десяти сотен гвардейцев. Оно имело и территориальное значение. По воцарении Темучин распределил ополчения монгольских племен и соответственно племенные кочевья по двум крыльям (тогда они назывались туменами) — правому, приалтайскому, и левому, хинганскому, или хараун-жидаунскому. Между крыльями-туменами помещался срединный тумен в бассейне Онона, Керулена и Толы5. Все три тумена объединялись в удел центра — Голун улус — и представляли собой Коренной юрт, фамильные владения Чингисидов. В качестве домена они должны были перейти к младшему сыну Чингис-хана. Действительно, Толун стал «господином Коренного (монгольского. — В.Т.) юрта» и, кроме того, получил «те из войск Чингиз-хана, что относились к центру, правой руке и левой»6. Но это не означает, что младший царевич превратился в командира всех армий империи. Когда шли завоевательные войны и крылья неимоверно разрослись, на исконно монгольской территории сохранялись небольшие подразделения — три тумена, созданные Чингис-ханом в начале XIII в.7 Только они и достались Толую.

Таким образом, гол охватывал скромную по размерам домениальную область и фактически представлял собой один из улусов Чингисидов первого колена.

Крылья Монгольской империи

Разделение кочевых армий и населения на крылья спроецировалось на административное устройство всей Монгольской державы. К 60-м гг. XIII в. образовалось четыре больших улуса — Джучи, Чагатая, Хулагу и каана. Попробуем определить их крыльевую принадлежность (Приложение. Табл. 2).

Из таблицы видно, что источники согласно относят улусы двух старших сыновей Чингис-хана к правому крылу; столь же единодушно отмечается расположение уделов братьев Чингис-хана в джунгаре империи; удел центра — под началом Толуя. После воцарения Угедэя о центре не упоминается. Создается впечатление, что гол как удельная единица был ликвидирован. В самом деле, на коронационном курултае 1229 г. Чагатай «передал во власть Огодая... Толун улус» вместе с гвардией8. Т.е. центр фактически слился с уделом Угедэя, сформировав вместе с ним единый каанский улус. С этих пор имеет смысл вести речь только о двух крыльях, и Угедэидов с Толуидами приходится отнести к князьям левого крыла9.

Четкое распределение родичей первого кагана между западным и восточным регионами до воцарения Мункэ выдерживалось строго. Но для 50-х гг. XIII в. у Рашид ад-Дина отмечена другая ситуация: к правому, несомненно джучидско-чагатайскому, крылу приписаны сыновья Угедэя (и внук его) и Толуя. Однако Угедэй единственный раз (в 1213 г.) участвовал в сражениях на правом фланге (см. Приложение. Табл. 2), а позднее получил улус, гол и примкнул к левому крылу. У Толуидов же вообще не было никаких оснований причислять себя к западной половине империи. Дело, видимо, заключалось в следующем.

50-е гг. — период наиболее стабильных соправительственных отношений между кааном (Мункэ) и старшим ханом западных улусов (Бату, Сартак, Берке). Каракорумский государь, не имея в полновластном распоряжении территорий, над которыми господствовали Джучиды, стремился организовать управление подчиненной ему областью по обычному образцу, т. е. поделить ее на джунгар и барунгар. По данным «Джами ат-таварих» видно, что из этих вторичных крыльев правое являлось сферой господства Толуидов10 (Хулагу, Ариг-буга, Хубилай11), а левое оставалось под управлением племянников Чингис-хана. Следовательно, в каанском улусе, т. е. в левом крыле империи (улус Угедэя + Коренной юрт + Северный Китай с Маньчжурией), образовались вторичные крылья. В барунгаре империи их роль играли Белая и Синяя Орды Джучидов, так как земли чагатаев в это время были распределены между соправителями12.

Вторичные крылья (военно-административное деление улусов)

Дуальная структура племени не ограничивалась раздвоением на фратрии, которые у многих народов продолжали дробиться пополам13. Соответственно, и на государства, созданные кочевыми народами — носителями сильных родо-племенных пережитков, наложился отпечаток этих явлений: на вторичные крылья распадались тюркские каганаты, дорбэтские княжества и др.

Улус Джучи. Двухкрыльная структура здесь начала складываться в середине-конце 20-х гг. XIII в., когда Чингис-хан приказал Хукин-нойону отделить «западную сторону владения Джочи». По завещанию, старший царевич получил 4-тысячный корпус, в котором один тысячник, Мунгкур, «в эпоху Бату... ведал [войском] левой руки», а другой, Хушитай-Байку, «ведал барунгаром»14. В первом случае мы видим разделение улуса Джучи, во втором — разделение его армии. Но поскольку западный Дешт-и Кыпчак был захвачен после смерти Джучи уже в 30-х гг., то, пожалуй, к этому времени нужно отнести и окончательное оформление двух общеулусных крыльев. Оно произошло, когда старшие Джучиды — Орду-эджен и Бату — воцарились в своих уделах.

Улус Чагатая. Источники по бурной истории чагатайского царства XIII в. не дают сведений о его системе крыльев. Правда, известно, что Чагатаю тоже были выделены 4 тыс. воинов15, а Чагатаиды Есу-Мункэ и Бури ханствовали совместно. Но неясна принадлежность войска и ханов к джунгару или барунгару улуса. Распад этого государства на Мавераннахр и Моголистан в первой половине XIV в. был вызван не реформами управления, а сепаратизмом тюрко-монгольских правителей восточных районов16.

То же можно сказать и о юрте Угедэя. Вероятно, хронисты не успели собрать данных насчет системы крыльев: в начале своего правления Мункэ раздал личные войска Угедэя своим союзникам, а армия Угедэ-ида Хайду была набрана из воинов разных улусов17.

Улус Хулагуидов. В 1270 г. перед сражением с Чагатаидом Бараком ильхан Абага «вверил правое крыло рати Тубшин-огулу (сыну Хулагу. — В.Т.), а левое крыло — Юшумуну», брату Абаги и Тубшина18. Юшумун по приказу Хулагу управлял Арраном и Азербайджаном — западом улуса, оставался он там и при Абаге. Тубшин же находился со своими войсками «слева», на востоке — в Хорасане и Мазендеране «до берегов Амуйе»19. Видимо, система крыльев была не такой жесткой и устоявшейся, как разграничение Золотой Орды на Белую и Синюю, поскольку позже ильхан Газан назначил наместником Хорасана сына Юшумуна, переместив его таким образом из правого крыла в левое20.

Упоминающийся в истории Хулагуидов «великий центр» (кул-и бузург) функционировал в военное время, так как объединял личные войска улусного хана и находился под его непосредственным командованием. Административная должность начальника центра (чарик-и кул) предполагала контроль за обеспечением, боеспособностью и численностью воинов этого подразделения21.

Улус каана. Выше отмечалось, что в регионе джунгара империи возникли вторичные крылья. Есть основание полагать, что на этом не закончилось дробление. Мункэ, поручив братьям командование армиями, послал их на запад и на восток, «чтобы оба они с ратями, которые у них имелись, были бы его правым и левым крылом». Хулагу предназначались «Иранские земли, Сирия, Миср, Рум и Армения», Хубилаю — «Хитай, Мачин, Карананак, Тангут, Тибет, Джурджэ, Солонга, Гаоли и в части Хиндустана, смежной с Хитаем и Мачином»22. Толуиды явно планировали увеличить свою часть державы, не посягая на ее барунгар и владения братьев Чингис-хана. В разделе о каанско-джучидском соправительстве мы выдвинули предположение о формальной подчиненности Хулагу Золотой Орде. В свете же данных о приказах каана, отданных Хубилаю и Хулагу, получается, что конституирование юго-западного улуса представлялось центральному правительству вне связи с Сараем.

Налицо два направления в отношении государства Хулагуидов. Линия Каракорума — подчиненность его только каану на правах барун-гара вторичного правого крыла, т. е. по нисходящей (см. Приложение. Схема): империя — ее левое крыло во главе с кааном (в правом — Джучиды) — его правое крыло во главе с кааном (в левом — братья Чингис-хана) — его правое крыло во главе с ильханом. Линия Золотой Орды — подчиненность Хулагуидов Джучидам. Одно время ильхан действительно расценивался как «наместник царя Сарая» (Ибн Халдун). Не случайно, узнав о каанском ярлыке — назначении Хулагу улусным правителем, царевичи-Джучиды, бывшие в его войске, «пришли в ярость и не захотели повиноваться Гулаву... не захотели признать его ханом»23, за что и были им казнены.

Политика самих ильханов двойственна. С одной стороны, близкое родство с верховными государями, практика каанской инвеституры, использование каанской печати в документах и имени Мункэ на монетах, отчисление части военной добычи каану, постоянное присутствие его наблюдателей в ставке Хулагу24 свидетельствуют об их ориентации на Каракорум. Ал-Омари даже сообщает, будто «Хулаку всю жизнь... управлял не как независимый государь, но лишь как наместник (на'иб) своего брата Мунку Кана», т. е. Мункэ25. Но, с другой стороны, хутба в честь Берке говорит о признании старшинства Джучидов. Однако и та и другая тенденции становились все более призрачными, и к концу XIII в. царство ильханов стало полностью независимым от каких-либо вышестоящих государей. Этому способствовали также ухудшение его отношений с Золотой Ордой и значительная удаленность от улуса каана, путь к которому преграждали обширные земли чагатаев и владения Угедэида Хайду, не признававшего над собой чьей-либо власти.

В целом военно-административная структура империи представлена в Приложении (Схема 1).

Сопоставление монгольской системы крыльев с аналогичными структурами у кочевников III в. до н. э. — XIII в.

Обратимся к Табл. 3. Получается, что почти все государства, созданные кочевниками, делились на крылья, иногда с центром. Допускаю, что в отношении многих из них сведения о центре в источники не попали. Лишь для крупнейших держав характерна полиэтничность крыльев. Военно-административное устройство Монгольской империи в период ее могущества по разбираемым показателям имеет полное сходство со структурой тюркских каганатов VI—VIII вв. Вообще система крыльев Еке Монгол улуса, а также в улусах Джучидов и Хулагуидов находит наиболее близкие соответствия у хунну и древних тюрок.

Для проверки этого вывода сравним территориальные разделения туцзюэ и монголов. Монгольская империя и первый Тюркский каганат располагались практически на одних и тех же территориях, причем охватывали не только евразийский степной пояс, что объяснялось бы номадизмом завоевателей, но и горные районы Средней и Центральной Азии, а также места проживания оседлых земледельцев. Идентичны южные границы каганата конца VI в. и империи конца 20-х гг. XIII в. (когда Чингис-хан закончил завоевания на западе) с Тибетом и Ираном. Границы крыльев двух империй абсолютно совпадают, и здесь уже нет однозначного объяснения естественно-ландшафтными факторами. Пожалуй, в данном случае наследие предшественников проявилось наиболее ярко. Созданная по образу и подобию государства Ашина, Монгольская империя продолжила кочевую государственную традицию.

Крылья и соправительство отражали разные стороны одного и того же явления — дуализма в управлении. Между этими двумя ипостасями дуализма существовало географическое несоответствие. Граница между имперскими крыльями проходила в районе Алтая (Горного, Монгольского и Гобийского); рубежом территорий, подвластных старшему и младшему соправителям, считалась Амударья (исключая краткий период раздела Чагатайского улуса при Мункэ и Бату). Это демонстрирует определенную самостоятельность института соправительства по отношению к системе крыльев.

Примечания

1. Родословное древо тюрков. Сочинение Абуль-Гази, хивинского хана. С. 163. По сообщению Махмуда ибн Эмир Вали, теми же соображениями руководствовались позже и узбеки (Бартольд В.В. Церемониал при дворе узбецких ханов // Сочинения. М., 1964. Т. 2. Кн. 2. С. 393).

2. «Краткие сведения о черных татарах» Пэн Да-я и Сюй Тина. С. 141.

3. Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях. С. 31. Р. Груссе даже думал, что подобные взгляды номадов на расположение стран света происходили от планов завоевания чужих территорий — «веером на юг»: слева Китай, в центре Туркестан и Иран, справа южнорусские степи (Grousset R.V.empire des steppes. Attila, Gengis Khan, Tamerlan. P., 1960. P. 283). На самом деле цветопространственные обозначения улусно-крыльевых образований соответствуют этнокультурному монгольскому стереотипу, в частности ориентировке входа юрты на юг (Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. С. 16). Объяснение же старшинства левого крыла расположением сердца представляется позднейшим переосмыслением. Повсеместное в древности распространение дуальной организации и, следовательно, фратрий (предшествовавших и типологически эквивалентных крыльям) позволяет по-иному объяснить причины старшинства левой стороны. Этнографии известны народы как правого, так и левого «приоритета». Интересующий нас второй феномен, по мнению В.В. Иванова, происходит из инверсии естественных отношений между сторонами правой (положительной, мужской) и левой (отрицательной, женской). Он зародился в первобытном обществе от следующих факторов: сакрализации левой руки с целью воспитания праворукости у детей, особенно мальчиков — будущих воинов, которым придется пользоваться оружием; зеркальности мифологической картины мира, где главенство сторон обратно обыденному. Различение правой и левой рук имело, «несомненно, биологическую основу» и было существенным для практической деятельности каждого человека (Иванов В.В. Левый и правый // Мифы народов мира. Энциклопедия. В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 44). К этому добавлю, что монгольские обозначения крыльев — барүүн гар и зүн гар — буквально переводятся соответственно как «правая рука» и «левая рука».

4. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1. Кн. 2. С. 266.

5. Гонгор Д. Халх товчоон. Б. 1. Р. 94—95; Б. 2. Р. 15—24; Он же. К вопросу о формировании халхаской народности. Т. 1. Улан-Батор, 1973. С. 121.

6. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1. Кн. 2. С. 274.

7. Рашид ад-Дин четко разделяет войска Чингис-хана, доставшиеся Толую, и те, что каган «отдал по отдельности другим своим сыновьям и братьям» (Там же. С. 274). Н. Ямала из сообщений китайских источников заключил, что у хунну существовала структура с большими общеимперскими крыльями и малыми, подчиненными непосредственно шаньюю н составляющими центр. Н. Ямада сопоставил ее с разделением монгольского войска на «тысячи», но он рассматривал систему крыльев империи Чингисидов безотносительно к их территориальному расположению, просто отметив сходство с хуннской: Yamada N. Formation of the Hsiung-nu State //AOH. 1982. T. 36. P. 577, 578.

8. Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. С. 191.

9. Это подтверждается и принадлежностью урянхатов, обитавших в Северной Монголии и Саяно-Алтае, т. е. на землях Толуя, к левому крылу (Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1. Кн. 2. С. 273). В.П. Юдин полагает, что в Монгольской империи не было центра как административной единицы, так как, во-первых, триада «крыло-центр-крыло» создавалась, по его мнению, только в действующих армиях кочевников; во-вторых, империя делилась на число улусов и имела ханских ставок больше чем три (Юдин В.П. Орды: Белая, Синяя, Серая, Золотая... С. 151). Этот вывод можно было бы сделать из перевода С.А. Козиным одного из распоряжений Чингис-хана: «Наша личная охрана, усиленная до тьмы кешиктенов, будет в военное время и Главным средним полком» (Козин С.А. Сокровенное сказание. С. 170). Но монгольский текст гласит: bidano čaada turnen kešikten kekeleju yeke qol bolun atuqai (Там же. С. 288), т. е. буквально: «ближайший к нам тумен кешиктенов усилен, великим центром пусть станет». Как видим, здесь не идет речь о военном времени. Из источников видно, что гол все же имел и территориальный статус (гол-ун улус), а количество улусов и главных орд не обязательно было пропорционально крыльевому разделению.

Центр, происходящий от концентрической дуальной структуры, был более пластичен по сравнению с крылом — порождением диаметральной дуальной структуры. По закону Хокарта-Леви-Строса, при наложении концентрической структуры на диаметральную образуется троичная конструкция (крыло-центркрыло), в которой диаметральный порядок оказывается основным, а концентрический — дополнительным (Иванов В.В. Дуальная организация первобытных народов и происхождение дуалистических космогоний (рец. на книгу: А.М. Золотарев. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964) // СА. 1968. № 4. С. 280; Он же. Двоичная символическая классификация в африканских и азиатских традициях // НАА. 1969. № 5. С. 114; Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1985. С. 121). К. Леви-Строс заметил, что обычно восточной части в дуальных структурах приданы и функции центра, западной — функции периферийного круга (Там же. С. 133).

10. Названный в одном ряду с ними Чагатаид Хара-Хулагу, таким образом, состоит в общеимперском правом крыле.

11. Назначение Хубилая начальником левого крыла войск в Китае знаменовало начало оформления вторичных крыльев каанского улуса, так как в «Джамн ат-таварих» прямо указано, что Хубилай заменил на этом посту Тогачара, племянника Чингис-хана (Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 2. С. 157). Ведь уделы младших борджигинов, в том числе и Тогачара, располагались в Восточной Монголии, Маньчжурии и цзиньской части Китая. На территорию Южной Сун, где воевала армия Тогачара — Хубилая, они не распространялись.

12. Мункэ овладел Семиречьем, Бату — Мавераннахром (Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. С. 561, 566; Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. С. 71; Тревер К.В., Якубовский А.Ю., Воронец М.Э. История народов Узбекистана. Ташкент, 1950. Т. 1. С. 334, 335).

13. Золотарев А.М. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964. С. 51; Толстов С.П. Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен // ПИДО. 1935. № 9; Hocart A.M. Kings and Councillors: An Essay in the Comparative Anatomy of the Human Society. Cairo, 1936. P. 175—176, 261, 266, 267. Г.Г. Стратанович и У.Э. Эрдниев указали на двухступенчатость крыльевого деления у монгольских народов: с одной стороны, по отношению к общему построению армии ханства, с другой — по отношению к своему племенному ополчению (если ханство было многоплеменным) (Стратанович Г.Г., Эрдниев У.Э. Опыт анализа социальной терминологии // 7-й Международный конгресс антропологических и этнографических наук. Доклады. М., 1964. С. 4). Сходное явление наблюдается и в древних структурах родства (Иванов В.В. К. Леви-Строс и структурная антропология // Леви Строс К. Структурная антропология. М., 1985. С. 404, 405). Данная закономерность дуальной организации сформулирована А. Хокартом: в первобытном и раннеклассовом обществе «каждая общественная единица делится на две ритуально противостоящие половины, семейные ветви. Они соотносятся друг с другом как море и суша, побережье и глубинные районы и как передняя и тыльная стороны... как правое и левое, внутреннее и внешнее» (Hocart A.M. The Northern States of Fiji. P. 33). Ясно, что это характеристики прежде всего экзогамных фратрий. По мере своего развития и ветвления фратрии все более утрачивают функции брачного обмена и экономические и усиливают свое ритуальное значение. В конце концов они совсем исчезают, оставив след в мировоззрении и общественной жизни (Золотарев А.М. Родовой строй и первобытная мифология. С. 288 и сл.). В нашем случае это пережитки фратриального деления в улусно-крыльевой системе.

14. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1. Кн. 2. С. 274.

15. Там же. С. 275.

16. Строева Л.В. Борьба кочевой и оседлой знати в Чагатайском государстве в первой половине XIV в. // Памяти академика И.Ю. Крачковского. Л., 1958. С. 216—217; Oliver E.E. The Chagatai Mughals // The Journal of Royal Asiatic Society. 3ser. 1922—1923. T. 3 (23). № 1—2. P. 106—108.

17. Рашид ад-Дин. Сборник летописей Т. 1. Кн. 2. С. 276.

18. Там же. Т. 3. С. 77, 80.

19. Там же. С. 61, 67. Тубшин был, скорее всего, главным военачальником крыла, поскольку общее управление восточными землями обычно поручалось, как и у хуннов, наследникам, старшим сыновьям ильханов (Там же. С. 61, 110, 111).

20. Там же. С. 167.

21. Там же. С. 183, 285.

22. Там же. С. 23.

23. История монголов инока Магакии, XIII века. С. 24.

24. Das Mongolische Weltreich: al'Omari's. Darslellung der mongolische Reich in seinem Werk Masālik al-absār fi mamālik al-amsār. S. 103; Schurmann H.F. Problems of Political Organization during the Yuan Dynasty // Труды 25-го Международного конгресса востоковедов. М., 1963. T. 5. P. 27; Spuler B. Die Mongolen in Iran: Politik, Verwaltung und Kultur der Ilchanenzeit, 1220—1350. P. 265; Tabakat-i-Nasiri. A General History of the Muhammadan Dynasties of Asia. P. 1256—1257.

25. Das Mongolische Weltreich: al'Omari's. Darslellung der mongolische Reich in seinem Werk Masālik al-absār fi mamālik al-amsār. S. 91.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика