Александр Невский
 

Глава 4. Дуализм управления: преемственность в территориально-административной структуре

В гл. 2 мы говорили о том, что принципы организации одних государств передавались по различным каналам к другим. Наиболее устойчивой оказывалась информация об основных компонентах военно-административной структуры. К таким компонентам относятся этнотерриториальное деление (система крыльев), взаимоотношения между правителями-главнокомандующими крыльев (соправительство), порядок замещения поста главного хана. Данная глава посвящена выяснению вопросов: каким образом традиционные элементы государственности номадов отразились в устройстве империи Чингисидов? Каковы исторические прецеденты и источники происхождения этих институтов в Монгольской державе XIII в.?

В государствах, созданных народами евразийского степного пояса, часто имело место «раздвоение» территории. Она делилась на две части-крыла (обычно западную и восточную) с особым правителем в каждой из них. Феномен деления на крылья уже неоднократно подвергался анализу, отмечалось широкое распространение этого явления в истории — и не только кочевников. Среди факторов, приведших к возникновению такого членения, исследователи называют пережитки первобытной дуально-фратриальной системы. Историческую стадию родового строя прошло в свое время большинство средневековых народов — создателей государств, чем и объясняется широкая распространенность двухкрыльной структуры1. Кроме того, выдвинуто еще несколько версий происхождения крыльев: деление территории государства на два крыла родилось из военно-организационных форм — разделения племенных ополчений на правое и левое крылья2; раздел территории на несколько частей был вызван необходимостью управления огромными завоеванными территориями, что было не под силу одному центральному правительству3; формирование системы крыльев явилось результатом противоречия между династическим наследованием трона (от отца к сыну) и родовым, когда престол переходил к старшему члену правящего рода4; система крыльев была заимствована у оседлых соседей5; образование двухполовинной конструкции государства являлось следствием межродовой и межплеменной борьбы. Более слабые племена, попадая в зависимость от сильных, занимали в улусе положение младшего, левого крыла; соответственно господствующее племя и его ближайшие союзники составляли правое крыло6; наконец, назывался географический фактор образования крыльев: если на территории расселения племени находилась какая-нибудь естественная преграда (река, овраг и т. п.), то это могло породить его раздвоение7.

Обозначающие двухкрыльную структуру термины, вводимые различными авторами, концентрируются вокруг понятий «двойной», «дуальный»: двойная монархия (А. Альфёльди, П. Голден, Р. Груссе, Д. Данлоп, О. Прицак, Б. Шпулер и др.), дуализм (В.В. Бартольд, Х. Франке8, Э. Шаванн), двоевластие (В.А. Гордлевский, А.Н. Насонов, С.А. Плетнева), двойственность власти (А.М. Золотарев). Отношения между предводителями крыльев мы обозначим понятием «соправительство», которое отражает факт одновременного правления двух государей в разных частях державы9.

Примечания

1. Агаджанов С.Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX—XIII вв. С. 103—104; Гуляев В.И. Проблема становления царской власти у древних майя // Становление классов и государства. М., 1976. С. 201—202; Золотарев А.М. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964. С. 119, 121, 148, 220, 291; Иванов В.В. Двоичная символическая классификация в африканских и азиатских традициях // НАА. 1969. № 5. С. 113—114; История первобытного общества. Эпоха классообразования. С. 424; Сухбаатар Г. К вопросу об исторической преемственности в истории древних государств на территории Монголии. С. 111; Толстов С.П. Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен // ПИДО. 1935. № 9. С. 32; Он же. К истории древнетюркской социальной терминологии. С. 76—77.

2. Бернштам А.И. Социально-экономический строй орхоно-енисейских тюрок VI—VIII веков. Восточно-Тюркский каганат и кыргызы. М.; Л., 1946. С. 112; Жуковская Н.Л., Стратанович Г.Г. Калмыки // Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. М., 1985. С. 274; Стратанович Г.Г. Военная организация триадного типа и ее судьбы // ПАМ. Элиста, 1974. Вып. 1. С. 230.

3. Golden P.B. Khazar Studies. Budapest, 1980. Vol. 1. P. 100—101.

4. Гумилев Л.И. Древние тюрки. М., 1967. С. 58; Насонов А.Н. Монголы и Русь (история татарской политики на Руси). М.; Л., 1940. С. 29—30.

5. Samolin W. Hsiung-nu, Hun, Turk // CAJ. 1957. Vol. 3. № 2. P. 147.

6. Карагодин А.И. Дуальная организация у приволжских калмыков // СЭ. 1984. № 5. С. 26—27; Успенский В.М. Страна Кукэ-нор, или Цин-хай. СПб., 1880. С. 75.

7. Alfoldy A. Türklerde Çift Krallık. S. 512.

8. Но Х. Франке понимает «дуальную концепцию» не в традиционном смысле, как пару правителей, а как соуправление «метафизического» компонента — духа Чингис-хана с правящим кааном: Franke H. From Tribal Chieftain to Universal Emperor and God. The Legitimation of the Yüan Dynasty. P. 24.

9. В понятии «соправительство» присутствуют характерные признаки совместного правления двух ханов: «со» — «совместный, взаимный»; «правительство» — отражение частичного или полного суверенитета каждого из монархов в своей половине государства. Аналогичный термин (Mitregentschaft) применил Г. Дёрфер для обозначения древнетюркского правящего триумвирата — каган, ябгу, шад: Doerfer G. Türkische und mongolische Elemente im Neupersischen. Wiesbaden, 1967. T. 3. P. 162.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика